Нитевое армирование: феномен отсутствия эстетического эффекта

Автор статьи:
20 апреля 2017
Груздев Денис Анатольевич | ОСМНТ
Груздев Денис Анатольевич Косметология, Дерматовенерология
Клиника доктора Груздева
Оценка:
1
0

Нити, применяемые для омоложения кожи, могут быть подразделены на три группы: лифтинговые, армирующие и биостимулирующие1. С помощью лифтинговых нитей осуществляют подтяжку мягких тканей, армирующие нити обеспечивают фиксацию кожи в местах ее расположения, а биостимулирующие – активизируют выработку в коже коллагена и эластина, стимулируют в ней обменные процессы. В настоящей статье речь пойдет о нитевом армировании. За счет применения данного метода можно обеспечить довольно длительный, до пяти лет, омолаживающий эффект: коррекцию овала лица и дальнейшую его поддержку, разглаживание морщин. Кожа при этом становится более упругой и плотной.

Введение армирующих нитей и последующее их присутствие в тканях вызывает ответ организма на инородное тело – минимальное воспаление, которое стимулирует выработку нового коллагена и приводит к образованию соединительнотканных тяжей. По мере рассасывания нитей они принимают на себя роль подкожного каркаса, удерживающего ткани от провисания. Основной процесс биодеградации армирующих нитей происходит путем гидролиза.

Обычно уже через 6 месяцев после установки нить становится похожей на проволоку, изъеденную ржавчиной, – с кавернами, участками истончения, она легко рвется. Полное рассасывание нити в тканях наступает в среднем через полтора года. Стоит отметить, что процесс взаимодействия армирующих нитей с мягкими тканями у разных пациентов протекает неодинаково. Так, специалисты нашей клиники у 20–30% пациентов наблюдают, помимо армирования, хорошо выраженный эффект подтяжки кожи, поэтому выполнение процедуры лифтинга в качестве дополнительной коррекции в таких случаях не требуется. У 70–80% пациентов отмечают умеренный лифтинг тканей. Встречаются и случаи недостаточного эстетического эффекта, в том числе единичные случаи полного его отсутствия.

Особый интерес вызывает феномен отсутствия эстетического эффекта, поскольку он вступает в противоречие с имеющимися представлениями о взаимодействии нитей с мягкими тканями и не находит однозначного объяснения. Данный феномен не вписывается в общую картину побочных эффектов и осложнений нитевого армирования и требует отдельного обсуждения. Попробуем разобраться в причинах этого явления на примере двух случаев из практики нашей клиники. Клинические случаи отсутствия эстетического эффекта после процедуры нитевого армирования

Клинический случай 1

На всех этапах коррекции были использованы только нитевые методы. В клинику обратилась пациентка Н., 38 лет, по поводу устранения морщин на лице. Было принято решение о применении метода армирования кожи нитями с насечками из сополимера капролактона и L-молочной кислоты. В средней трети лица с каждой стороны – от скуловой кости радиально к носу, углу рта и краю нижней челюсти – установили по семь нитей (рис. 1) размером USP 2/0. Одна из нитей проходила через губо-подбородочную складку. Нити проводили с помощью канюли. Сразу после процедуры эстетический эффект не проявился, не было отмечено и каких-либо нежелательных явлений. Это вполне закономерно, поскольку метод нитевого армирования не предполагает перемещения ткани. Через шесть месяцев после процедуры пациентка повторно обратилась в клинику в связи с неудовлетворенностью результатом. Действительно, осмотр показал отсутствие признаков армирования кожи, не говоря уже о лифтинговом эффекте. Губо-подбородочная складка не разгладилась (рис. 2). В целях диагностики была извлечена часть нити. Она оказалась практически в интактном состоянии, ожидаемой биодеградации не произошло. Пациентке выполнили процедуру подтяжки с помощью лифтинговых нерезорбируемых нитей из полипропилена. С каждой стороны лица поверх армирующих нитей было установлено по две нити вдоль верхнего края нижней челюсти от сосцевидного отростка к подбородку через губо-подбородочные складки (рис. 3). Процедура позволила добиться выраженного и продолжительного лифтингового эффекта.

Клинический случай 2

Второй клинический случай по своим проявлениям был аналогичным, однако с учетом всех обстоятельств восстановление эстетического эффекта осуществляли иным способом. Пациентке К., 45 лет, в целях разглаживания морщин было установлено три биодеградируемых нити, которые по составу, текстуре и толщине были аналогичны нитям, примененным в первом случае. Нити вводили с помощью канюли от скуловой кости (рис. 4). Процедура прошла в штатном режиме. Через четыре месяца пациентка обратилась с жалобой на появление папулоподобного элемента ниже губо-подбородочной складки в связи с выпячиванием нити наружу. Как и в первом случае, осмотр не выявил каких-либо признаков армирования и лифтинга мягких тканей лица. Чтобы разрешить ситуацию, попробовали укоротить концевой участок нити. Обычно подобные манипуляции затруднительны из-за того, что со временем вокруг нити формируется фиброзная ткань. Однако в данном случае попытка высвободить концевой участок привела к извлечению всей нити, причем, без особых усилий. Отсутствие ощутимого сопротивления свидетельствует о сниженных процессах регенерации ткани, то есть о замедленной выработке коллагена. Осмотр извлеченной нити показал, что процесс биодеградации не произошел – ее структура не изменена, насечки полностью сохранены. Возможной причиной посчитали сниженную метаболическую активность тканей, слабый их ответ на присутствие нити.

Для улучшения обменных процессов пациентке провели курс процедур мезотерапии в сочетании с биоревитализацией и дермальным оптическим термолизом. Через три месяца была выполнена повторная установка таких же армирующих нитей в той же области. Затем на протяжении восьми месяцев пациентка находилась под наблюдением врача, в этот период проявлялся стойкий армирующий эффект. Обсуждение причин отсутствия омолаживающего эффекта при использовании методов нитевого армирования Причины отсутствия эстетического эффекта в обоих описанных выше случаях вряд ли могут быть достоверно установлены, тем не менее представляется целесообразным обсудить этот вопрос. Течение процесса биодеградации нитей определяется многими факторами, и в первую очередь составом нитей. Биодеструкция рассасывающихся шовных материалов прежних поколений (например, кетгута, получаемого из соединительной ткани кишечника овец) происходит ферментативным путем с развитием асептического воспаления, что чревато различными осложнениями вплоть до некроза тканей. Современные биодеградируемые косметологические нити лишены этого недостатка.

Для их изготовления применяют капролактон, полимолочную кислоту, полидиоксанон, полигликолид в разных вариациях и соотношениях, а также их сополимеры. Все эти материалы искусственного происхождения, они разрушаются в организме путем гидролиза – с минимальной воспалительной реакцией, без привлечения протеолитических ферментов. Состав нитей определяет скорость гидролиза в тканях, а от нее, в свою очередь, зависит достижимость того или иного косметологического эффекта. Так, при слишком быстром рассасывании не успевают сформироваться фиброзные тяжи, а слишком медленная биодеградация не дает достаточного импульса к запуску естественных процессов регенерации мягких тканей. Темпы биодеградации в тканях во многом зависят от толщины нитей, которая у разных образцов варьирует в широких пределах. Для армирования наиболее «ходовой» размер – USP 2/0 (диаметр составляет от 0,300 до 0,349 мм). Чем тоньше нить, тем быстрее она подвергается утилизации. Выяснение состава и толщины нитей, ранее установленных пациенту, может быть сопряжено с определенными сложностями. Если процедуру выполняли в сторонней организации, сбор анамнеза не гарантирует полноты картины: пациент может не вспомнить всех деталей, в том числе и названия введенных ему нитей.

Скорость биодеградации нитей зависит не только от их состава и толщины, но и от зоны установки. Наконец, еще один важный фактор – особенности метаболизма мягких тканей. Во втором приведенном случае были выполнены процедуры, направленные на улучшение обменных процессов в коже пациентки, и они обеспечили положительный эффект повторного нитевого армирования. Это подтверждает роль метаболизма тканей в формировании рассматриваемого феномена. Вполне вероятно, что в первом клиническом случае причина отсутствия эстетического эффекта была аналогичной. Подводя итог, необходимо еще раз отметить, что случаи нерассасывания биодеградирующих косметологических нитей встречаются весьма редко. Врач, выполняющий процедуры нитевого омоложения, за всю свою практику может ни разу не столкнуться с подобным феноменом. Если все же такой момент наступит – врачу потребуется проявить особое отношение и творческий подход к решению эстетической проблемы пациента.